Человеческий мозг, тело, ум, способности и таланты являются лишь инструментами, которые он использует для демонстрации величия; сами по себе они не делают его великим. Человек может иметь большой мозг и хороший ум, сильные способности и блестящие таланты, и все же он не великий человек, если он не использует все это для большого дела. Это качество, которое позволяет человеку использовать свои способности для большого дела, делает его великим; и это качество мы называем мудростью.

Мудрость — необходимая основа величия. Мудрость – это сила видеть лучшие цели, к которым необходимо стремиться, и лучшие способы достижения этих целей. Это сила различать правильные дела, которые надо совершить. По–настоящему великий человек – это человек, который достаточно мудр, чтобы знать, что нужно сделать. Это человек, который достаточно хорош, чтобы желать сделать только то, что необходимо, и который может и достаточно силен, чтобы совершать нужные вещи. Он, тотчас, становится известен, как сильная личность в любом обществе и для людей будет счастьем почитать его.

Мудрость зависит от знаний. Там, где царит полное невежество, не может быть никакой мудрости, никаких знаний о тех делах, которые нужно сделать. Человеческое знание сравнительно ограничено и, таким образом, его мудрость, должно быть, маленькая, если он не может соединить свой ум с большим знанием, чем его собственное и извлечь из него вдохновение, мудрость его собственных границ мешает ему. Он может это сделать; это то, что по–настоящему великие мужчины и женщины совершили.

Человеческое знание ограниченно и ненадежно; поэтому, оно не имеет мудрости в себе. Только Бог знает все; поэтому, только Бог может обладать настоящей мудростью или всегда совершать правильные вещи, и человек может получить мудрость от Бога.

Я продолжаю приводить примеры: Авраам Линкольн был ограничен в образовании; но у него была сила чувствовать правду. В Линкольне мы видим исключительно очевидный факт, что настоящая мудрость заключается в знании, как поступить правильно в любое время и при любых обстоятельствах; обладая знанием того, что необходимо сделать и обладая талантом и достаточной способностью, чтобы быть компетентным и способным совершать правильные дела.

В дни отмены рабства и во время периода компромисса, когда все люди были, более или менее, в замешательстве относительно того, что есть правильно, и что надо делать, Линкольн никогда не сомневался. Он смотрел сквозь поверхностные доводы защиты рабства; также он видел неосуществимость и фанатизм аболиционистов; он видел правильные цели и лучшие средства для достижения этих целей. Так было потому, что люди понимали, что он постиг истину и знал, какие вещи правильно сделать, что и сделало его президентом.

Любой человек, который развивает силу постижения правды, и который может показать, что он всегда знает, что необходимо делать ,и что ему можно доверить совершение этих правильных дел, будет почитаем и уважаем; весь мир с нетерпением ждет таких людей.

Когда Линкольн стал президентом, он был окружен большим количеством, так называемых, знающих советников, едва ли два из которых были согласованы. Время от времени все они были настроены против его политики; время от времени почти целый Север был настроен против того, что он предлагал сделать. Но он видел правду, когда другие были введены в заблуждение внешними проявлениями; он был неправ в очень редких случаях. С самого начала он был способным политиком и лучшим солдатом этого периода.

Он был сравнительно безграмотным, но откуда же тогда в нем эта мудрость? Это не было связано с какой – то особенностью строения его черепа или некоторыми тонкостями строения его мозга. Не было это связано и с какими-то физическими характеристиками. Это даже не было связано с высоким качеством его ума, происходящего исключительно, от силы мысли.

Причины не всегда постигают знание правды. Это было связано с духовным пониманием. Линкольн чувствовал правду, но каким образом он ее понимал, и откуда к нему пришло это понимание? Нечто подобное мы видим в Вашингтоне, чьи вера и мужество, благодаря его восприятию правды, помогли колониям соединиться в течение длительной и, очевидно, безвыходной борьбы Революции.

Мы видим что-то подобное в феноменальном гении Наполеона, который всегда был знающим в военных делах, и знал, какие меры необходимо было предпринять. Мы видим, что величие Наполеона было в нем от природы, и находим в Вашингтоне и Линкольне что – то большее, чем отдельно в Вашингтоне или Линкольне. Мы видим то же самое во всех мужчинах и женщинах.

Они чувствуют истину, но истина не может быть воспринята, пока она не существует; и не может существовать, пока разум не воспримет ее. Истина не существует отдельно от разума. Вашингтон и Линкольн соприкасались и были связаны с разумом, которой знал все знания и содержал в себе правду. То же самое верно для всех, кто проявляет мудрость. Мудрость обретается через чтение мыслей Бога.